Лонгрид: Биткоин как социальный контракт

Лонгрид: Биткоин как социальный контракт

Что общего между биткоином и теорией общественного договора (социального контракта)?


Общественный договор (социальный контракт) — понятие общественного договора подразумевает, что люди полностью откажутся от своих суверенных прав в пользу государства, чтобы обеспечивать свои интересы его посредством. Общественный договор и означает тем самым соглашение, достигаемое гражданами по вопросам правил и принципов государственного управления с соответствующим им правовым оформлением.

Википедия


Биткоин – это инновационный социально-экономический институт. Он настолько отличается от существующих институтов, что многие люди настроены к нему крайне скептически и задают множество вопросов, прежде чем наделить этот новый вид денег материальной ценностью.

На некоторые вопросы точно ответить сможет только время, впрочем, это вовсе не означает, что мы не сможем выявить некоторые предположения касательно этого экономического феномена или определить его парадигмы.

Одним из таких предположений, которое значительно помогло мне понять природу Биткоин – это теория общественного договора. Начнем с того, что фиатные (официальные) деньги – это результат общественного договора или социального контракта, что, в принципе, одно и то же.

Суть этого договора заключается в том, что люди отдают государству контроль над денежной массой и другими важными функциями валюты. Государство, в свою очередь, использует свою силу, чтобы управлять экономикой, распределять материальные блага и бороться с преступностью. Но многие люди не догадываются, что Биткоин работает аналогичным образом, т.е. через социальный контракт.

Социальный уровень и его правила – основа биткоина.

Основные положения теории социального контракта помогут ответить на некоторые фундаментальные вопросы:

— Почему появился биткоин?
— Кто определил его параметры?
— Кто контролирует его сегодня?
— Могут ли критические баги уничтожить биткоин?


Теория общественного договора 

Теория общественного договора начинается с мысленного эксперимента: она предполагает, что в гипотетическом состоянии наш мир настолько жестокий, что люди попросту не могут в нем существовать. Тогда, движимые желанием улучшить свое положение, они собираются и коллективно соглашаются уполномочить права суверенного правительства для защиты их жизни и интересов. И каждый из людей отказывается от какой-либо свободы (не убивать, не воровать и все такое прочее), в то время как правительство наделяется силой и авторитетом для создания законов и обеспечения их соблюдения, тем самым защищая людей от всякого рода жестокости. 

Но данная теория не ограничивается отношениями между государством и людьми. Этот же мысленный эксперимент можно применить и в экономике. Если достаточное количество людей недовольно бартерной (основанной на натуральном товарообмене) экономикой, они могут коллективно согласиться использовать деньги, кредиты или что-то еще, чтобы улучшить качество своей торговли.

Процесс внедрения денег или кредита в бартерную экономику происходит в невыраженной форме. Каждый человек задается вопросом, какой исход он бы хотел получить и как этого добиться. Если множество людей в сообществе ждут одного и того же исхода, то тогда результат можно назвать «основной точкой Шеллинга» или социальным контрактом.


Деньги как форма общественного договора

На протяжении всей истории государства, контролирующие деньги, злоупотребляли своей силой всеми допустимыми способами: они арестовывали счета, запрещали отдельным гражданам или даже группам осуществлять сделки, а также печатали больше денег, чем нужно, тем самым создавая инфляцию на существующую денежную массу – иногда с целью гиперинфляции.

Каждый раз, когда степень государственного злоупотребления властью доходила до критической отметки, люди начинали сомневаться в социальном контракте, который наделял государство этой самой властью. И они переходили к такому соглашению, которое бы сохраняло большую часть экономических выгод (например, общее средство расчетов, запас ценностей и расчетная единица), но уже без товарных денег как формы злоупотребления государством своими полномочиями.

Деньги преподают важный урок: чем больше и ценнее становится социальный институт, тем больше появляется желающих контролировать его. Однако новый товарно-денежный контракт оказался также нестабильным. Рассмотрим для примера золотой стандарт. Физическое золото было слишком неудобным для разделения, перевозки и хранения. Поэтому люди быстро придумали новый уровень поверх него и начали торговать, используя представительские бумажные деньги, и физическое золото больше не нужно было перевозить.

Поскольку бумажные деньги легко производить, возникает необходимость в создании надежного центрального органа, который бы осуществлял надзор над денежным предложением. И так постепенно правительства начали отказываться от привязки ценности бумажных денег к базисному товару, чтобы снова учредить бумажные деньги.

Отсюда вытекает важный урок: сложившийся социальный контракт силен только до тех пор, пока он вызывает доверие.
Без стабильного института, обеспечивающего его соблюдение, контракт теряет веру людей и прекращает свое действие.


Правила биткоина

Биткоин как социальный контракт

Когда Сатоши Накамото изобрел Биткоин, он вовсе не пытался придумать новый общественный договор. Сатоши сделал кое-что другое – он воспользовался технологией, чтобы решить многие проблемы прошлых разработок и использовал старый контракт по-новому. Он установил следующие правила: 

— Только владелец монеты может поставить подпись, разрешающую трату этой монеты (невозможность конфискации/ареста денежных средств);

— Любой желающий может совершать транзакции и хранить сбережения в биткоинах без дополнительных разрешений (свобода от цензуры);

— В мире будет существовать только 21 миллион монет Биткоин, которые будут выпускаться по заранее установленному графику (невозможность инфляции);

— Все пользователи смогут проверять правила работы Биткоин (защищенность от мошенничества). 


Биткоин как новая форма социального института

Деньги преподают нам очень важный урок: чем больше и ценнее становится социальный институт, тем больше он привлекает людей, жаждущих его полностью контролировать. Поэтому институту нужна защита, которую он сможет получить только от определенной влиятельной структуры, а именно – государства. Со временем эта защита превратится в контроль, а затем – в злоупотребление. А когда социальный институт перестанет приносить пользу людям, его попросту заменят другим институтом, и цикл начнется заново.

Сатоши пытался разорвать этот порочный круг двумя способами: во-первых, вместо того, чтобы просить защиты от влиятельной центральной структуры (правительства), Биткоин создает гиперконкурентный рынок ради собственной защиты. Делая это, Биткоин превращает безопасность в предмет торговли, а поставщиков безопасности (майнеров) – в безобидных товаропроизводителей. 

Во-вторых, Сатоши изобрел способ, как конкурирующие майнеры смогут прийти к консенсусу по поводу того, кто и чем владеет в любой отрезок времени.

Протокол Биткоин автоматизирует контракт, принятый на социальном уровне, в то время как социальный уровень определяет правила Биткоин по принципу консенсуса (общего согласия) его пользователей.

Эти правила симбиотические: эффективность одного правила невозможна без эффективности другого. Социальный уровень и его правила – суть биткоина. А уровень протокола приводит их в исполнение только в первый раз, что одновременно делает социальный контракт более надежным для посторонних.
Биткоин как форма общественного договора, приведенный в исполнение и автоматизированный современной технологией, имеет много преимуществ. И это поможет нам ответить на философский вопрос касательно природы биткоина. 


Кто может изменять правила биткоина?

Правила контракта определяются и непрерывно пересматриваются на социальном уровне. Протокол Биткоин только автоматизирует их. В качестве компьютерной сети Биткоин появился, когда многие люди стали устанавливать программные реализации Биткоин на свои ПК, подчиняющиеся одному и тому же набору правил (это – то же самое, что и говорить на одном языке).

Вы остаетесь в сети до тех пор, пока следуете тем же правилам, что и любой другой пользователь. Если бы я решил изменить правила биткоина в одностороннем порядке на моем локальном компьютере, это бы не повлияло на работу остальной сети. Это всего лишь привело бы к тому, что меня бы исключили из сети, потому что мы не способны достичь взаимопонимания (консенсуса). Получается, что теперь я как бы говорю на другом языке.

Единственный возможный способ изменить правила Биткоин – это предложить изменить социальный контракт. И каждое такое предложение должно быть добровольно принято другими участниками сети, потому что предложение только тогда может стать правилом, когда достаточное количество людей активно включают его в свой локальный набор правил.

Убеждать миллионы людей – очень сложная работа, поэтому риск, что будут приняты какие-либо противоречивые изменения, равен нулю, ведь в противном случае пользователи сети не смогут достичь широкого общественного консенсуса. Поэтому сеть Биткоин может быть изменена таким способом, который бы отражал желание ее участников, но одновременно был бы полностью защищен от изменений, предлагаемых злоумышленниками. 


Может ли программная ошибка убить биткоин?

Биткоин как социальный контракт

В сентябре 2018 сбой программного обеспечения возник в самой популярной реализации биткоина (локальный набор правил). Сбой имел два потенциальных направления атаки: он бы позволил злоумышленнику остановить работу клиентов биткоина на компьютерах пользователей (в таком случае они бы больше не смогли подтверждать правила, что снизило бы защищенность сети от мошенничества); сбой позволил бы тратить один и тот же токен Биткоин дважды, тем самым нарушая правило защищенности от инфляции.

Разработчики биткоина быстро устранили ошибку в программном обеспечении, введя в сеть обновленный набор правил, который закрыл вероятные углы атаки. Хотя ошибка была вовремя обнаружена и не была использована злоумышленниками, тем не менее, некоторые люди начали задаваться вопросом: сколько ущерба она могла нанести сети? Смогла бы сеть Биткоин существовать в условиях инфляции, разрушая доверие пользователей к этому правилу (устойчивость к инфляции)?

Теория общественного договора дает однозначный ответ на этот вопрос: нет. Правила Биткоин принимались на социальном уровне, а программное обеспечение только автоматизировало их. Отличие социального контракта и уровня протокола в том, что уровень протокола неправ – всегда. Неспособность уровня протокола временно обеспечить исполнение правил контракта не имеет постоянного воздействия на действительность самого контракта. 
Сам по себе биткоин не имеет ценности. Ценность возникает исключительно на социальном уровне.

Вместо этого вот что произошло бы: эксплуатация уязвимости программного кода была бы предотвращена путем реорганизации блокчейна так, чтобы нивелировать ущерб, нанесенный злоумышленником. Такой подход разделил бы сеть Биткоин на две сети, каждая из которых имела бы собственный токен: один с ошибкой, другой – без. Каждый владелец биткоинов имел бы одинаковое количество токенов в каждой сети, но стоимость этих монет определялась бы исключительно рынком, т.е. тем, сколько за них готов заплатить покупатель.

Здесь важно понимать, что сам по себе токен Биткоин не представляет собой ценности: он только число в распределенном реестре. Ценность возникает исключительно на социальном уровне. Следовательно, токен – это также общественный консенсус, определяющий, который из двух токенов в дальнейшем получит экономическую поддержку. Скорее всего, вся экономическая стоимость переместится в новую, исправленную сеть.

Когда программное обеспечение биткоина успешно автоматизирует правила общественного договора, оба уровня синхронизируются. А если программное обеспечение временно перестанет синхронизироваться, у него всегда есть общественный договор как направляющий свет маяка, к которому можно вернуться.

Недавняя ошибка в программном коде вовсе не станет последней ошибкой, вероятно, будут и другие. Но теория общественного договора дает нам уверенность, что сбои хоть и могут случаться, но не будут представлять собой угрозу для социального института биткоина.


Угрожают ли форки правилу отсутствия инфляции биткоина?

Еще один философский вопрос обращен к понятию «форка». Поскольку программное обеспечение биткоина имеет открытый исходный код (открытый исходный код позволяет пользователям проверять эффективность наборов правил), любой желающий может скопировать этот код и внести изменения. Это называется «форкинг» или разветвление. Но, как было сказано ранее, эти изменения могут происходить только на уровне протокола, но не на социальном уровне. Без изменений правил на социальном уровне вначале, единственным результатом разветвления Биткоин станет то, что вас попросту исключат из сети.

Если бы вы захотели разветвить биткоин (и не допустить скоропостижной смерти новоиспеченной сети), вам сначала нужно будет разветвить социальный контракт. Вам придется убедить как можно больше людей, что ваш набор правил им больше подходит, так чтобы они обновили своим правила вместе с вами. Подобные форки редки и их трудно произвести, поскольку они требуют согласия миллионов пользователей. Использование подобного процесса для создания ценности напоминает проведение президентской кампании по объему затрат.

Опять же, главное – понять, что вся ценность токенов держится исключительно на общественном договоре. Токены не имеют никакой ценности. Они получают свою стоимость из социального консенсуса. Форкинг протокола не имеет ничего общего с форкингом общественного договора, поэтому новый токен по умолчанию не будет иметь ценности. 

В тех редких случаях, когда общественный договор сам по себе разделяется (например, когда Bitcoin Cash отделился от Bitcoin), пользователи в итоге получают два более слабых социальных договора, каждый из которых был заключен меньшим количеством людей, чем в предыдущем договоре.


Деньги в целом и биткоин в частности можно представить формой социального договора между людьми в сообществе. Биткоин также не является новым контрактом: он всего лишь реализация контракта, история которого насчитывает сотни лет. По сравнению с предыдущими попытками, реализация Биткоина – это серьезный скачок вперед, потому что этот новый вид электронных денег создает гиперконкурентный рынок ради собственной безопасности. Социальный уровень и уровень протокола Биткоин усиливают друг друга, а их взаимосвязь позволяет на лучше понять такие сложные концепты, как изменение правил, форки и ошибки протокола.


Картины: «Брак в Кане» (Паоло Веронезе), «Создание Адама» (Микеланджело), «Грехопадение и изгнание из Рая» (Микеланджело)


Автор статьи: Hasu / Перевод и адаптация: Bitmag

Комментарии